Goto Top

В России и в юридической практике, и в общественном сознании есть явный перекос — что ребенок после развода должен жить с матерью, а не с отцом

В России и в юридической практике, и в общественном сознании есть явный перекос — что ребенок после развода должен жить с матерью, а не с отцом
Ирина Шевченко
17 сентября 2015

 

Центр изучения кризисного общества продолжает  проект «СОЦИС: постсоветская Россия в зеркале социологии», цель которого — собрать из множества кусочков по возможности целостную картину российского общества, увиденного глазами социологов. Такими ценными кусочками стали для нас статьи за 25 лет из главного журнала российской социологии — СОЦИСа. Мы делаем выжимки из этих статей с основными выводами социологов. Порой выводы одних социологов противоречат выводам других социологов, и мы не призываем соглашаться с каждым тезисом. Мы лишь надеемся, что эта серия публикаций поможет каждому из нас отбросить эмоции и трезво взглянуть на общество, в котором все мы живем, узнать его, оценить произошедшие с нами перемены — и только после этого делать выводы и искать выходы. 

 

И.О.Шевченко. Ситуация после развода: отцы и дети // СОЦИС, 2015, №3. (Фрагменты)

Ирина Олеговна ШЕВЧЕНКО — кандидат исторических наук, доцент социологического факультета Российского государственного гуманитарного университета.

 

Социально-правовые аспекты развода. Количество разводов в России с 1960‑х гг. увеличилось примерно в три раза. Распадается более чем каждый второй брак, в 60% этих семей есть дети: «Примерно половину разводов составляют семьи с детьми, среднее число детей на один распавшийся союз — примерно 0,6. При этом довольно высок риск развода и в семьях с более чем одним совместным ребенком, поскольку среднее число детей, приходящееся на один развод, в котором имелись дети, существенно превышает единицу (1,2 на протяжении последнего десятилетия)» [Захаров, 2013].

Семейный кодекс утверждает равенство прав отца и матери: «Родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права)» (статья 61). Но в российском обществе сложилась устойчивая практика передачи детей (даже если их несколько) матери после развода и последующего вытеснения отца из их жизни (при разводе 94–95% детей передаются матери). В других странах отцов ценят выше — им отдают детей для постоянного проживания и воспитания в 10–30% случаев. Оснований для ограничений прав отца не существует, но этот факт почти не учитывается сложившейся практикой: презумпция недоверия к отцу, наряду с презумпцией доверия к матери, действует по умолчанию.

Тем не менее в последнее десятилетие участились случаи оспаривания места проживания ребенка со стороны отца.

 

По оценкам экспертов, суд оставляет ребенка с отцом примерно в 6% случаев. Жители России считают, что ребенок после развода должен оставаться жить с матерью:

 

35% думают, что матери воспитывают детей лучше, чем отцы, обратное мнение выразили только 4%, 43% уверены, что это зависит от конкретных людей, и 15% разделяют точку зрения, что ни мать, ни отец не могут хорошо воспитать ребенка в одиночку.

Условия развития отношений. От чего зависит, как будут складываться отношения отца и его ребенка после развода? Можно выделить основные условия, влияющие на адаптацию ребенка к разводу родителей. Первое — возраст ребенка. Дети младшего возраста легче адаптируются к разводу родителей. Моменты юридического развода (если брак был зарегистрирован) и расставания родителей часто не совпадают во времени. Поэтому развод в нашей интерпретации — это не только юридическое расторжение брака, а разрыв супружеских отношений — уход из семьи, смена места жительства одним из супругов.

Второе значимое условие — поведение родителей и других родственников. Открытые конфликты в процессе и после развода оказывают травматичное воздействие на ребенка. Ссоры родителей и родственников ребенок запоминает на всю жизнь.

Привязанность к уходящему родителю также является существенным условием. Маленькие дети очень привязаны к матери, поэтому ее уход из семьи переживают сильнее, но это вовсе не значит, что относительно отцов они равнодушны.

При всей трагичности самого развода ребенок сильнее реагирует на события, предшествующие ему: бурное выяснение отношений, ссоры. В ребенке укореняется чувство обиды за одного из родителей, желание защитить и поддержать его. Но бывают случаи, когда родители расходятся мирно, постепенно удаляясь друг от друга, при этом общение ребенка и отца поддерживается постоянно, хоть и с меньшей частотой. В такой ситуации ребенок относительно быстро и спокойно адаптируется.

Обычно, независимо от того, кто уходит из дома и является инициатором развода, дети продолжают жить с мамой. Проживание ребенка с матерью зачастую воспринимается родителями как естественный и единственно возможный вариант развития событий. Дети отмечают, что это был не их выбор. Отцы обычно не претендуют на совместное проживание с ребенком и не собираются «реформировать» сложившуюся ситуацию.

Даже при благоприятном сценарии частота встреч отцов и детей со временем снижается. Выросшие дети часто пытаются вновь наладить отношения с папой (чаще всего это происходит в подростковом возрасте), и тут уже от желания отцов зависит, сложатся ли отношения. Матери не всегда знают о возобновившихся встречах.

 

Пагубные последствия, к которым приводит изоляция ребенка от отца, отрицательны, помимо прочего, в силу тотальной феминизации воспитательных практик.

 

Суть этой проблемы отцовства при разводе заключается не в том, что отцы оставляют семью и детей (и надо обязательно вернуть отцов в семьи), а в том, что очень многим из них, любящим своих детей, не дают возможности быть отцами, что особенно несправедливо по отношению к отцам, если развод инициирует мать ребенка.

Мнения отцов о послеразводной ситуации. Все отцы в процессе развода отмечали: тенденциозность в поведении судьи в бракоразводном процессе и вытекающее из него неравенство возможностей матери и отца в воспитании ребенка; невозможность (или минимум возможности) встреч с ребенком в удобное время в комфортной для ребенка и отца обстановке; неожиданное поведение близких родственников в послеразводных отношениях с ребенком.

Отцы, не сохранившие хороших отношений с матерью ребенка, наблюдали у него: сохраняющуюся потребность в общении с отцом (на специфические «отцовские» темы, особым образом), дефицит которого никто не может восполнить; нарастающий со временем негативизм в восприятии отца (выражающийся как в стремлении высказывать мнение об отцовском поведении, так и в дистанцировании от отца при общении); появление не свойственных ему ранее реакций, повлиять на которые отец не в силах.

Даже при наличии контакта с ребенком отцы отмечали у себя снижение остроты восприятия неприятностей бракоразводного процесса со временем при возрастающем ощущении того, что в воспитании ребенка что-то упускается, безвозвратно теряется. Т.е. отцы в первую очередь обращали внимание на качественные аспекты депривации. Таким образом, «активные» отцы оставались отцами и после распада семьи, и невозможность выполнять свою отцовскую роль воспринимали достаточно остро.

Социализация «детей развода». Подтверждается наличие существенных отличий в социализационной траектории детей разведенных супругов — «детей развода»: отклонения в процессе социализации проявляются не как формы девиации, а как преждевременное или запаздывающее освоение социальных норм и культурных ценностей, обретение социальных ролей, а также затяжные кризисы. Негативное влияние развода на социальную адаптацию детей проявляется не только в рамках межличностного взаимодействия с родителями, но распространяется на другие сферы жизнедеятельности ребенка.

Среди особенностей интересов и увлечений «детей развода» следует отметить, что это, в основном, индивидуальные занятия. Поскольку эти подростки не столь общительны, они находят способ «выхода энергии», реализации внутреннего потенциала через свое хобби. Эти занятия не являются «активным» способом организации досуга, не связаны с физической нагрузкой.

Среди «детей развода» ведущей является мотивация на создание хорошей семьи, а не на профессиональные достижения. Главной жизненной ценностью выступает полная семья с детьми. У подростков из полной семьи обратная закономерность: получение образования и интенсивный профессиональный рост, благополучная карьера необходимы для создания в будущем полноценной счастливой семьи.

Выводы. В России отсутствует культура развода, мужчины и женщины не умеют в сложной ситуации вести себя адекватно, сдержанно, не выплескивая негативных эмоций. В наличии явный перекос как в юридической практике, так и в общественном сознании — «ребенок должен воспитываться матерью». Специалисты считают, что встречи детей и отцов способствуют выплатам алиментов: среди тех отцов, кто регулярно видит детей, всего 6% не платят алименты, кто не встречается с детьми — 24%. Наблюдается потребительское отношение к отцу как со стороны матери, так часто и со стороны ребенка. СМИ формируют негативное общественное мнение, а правовые практики закрепляют неравенство отца. Вместе с тем дети отмечали важность отцовского присутствия в их жизни, даже если встречи были нечастыми. С точки зрения детей, отец особенно необходим в переломные моменты их жизни — взросление, окончание школы, поступление в вуз.

 

JoomShaper