Goto Top

Надо ли уничтожать санкционные продукты?

2 августа 2015

Президент подписал так называемый «указ об уничтожении санкционных продуктов». Речь идет об указе президента РФ от 29 июля 2015 года №391 «Об отдельных специальных экономических мерах, применяемых в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Документ устанавливает четкое правило: «ввезенные на территорию Российской Федерации сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению, и которые запрещены к ввозу на территорию Российской Федерации (далее — товары), подлежат уничтожению с 6 августа 2015 г.».

При этом указом установлено, что его положения «не применяются в отношении товаров, ввезенных физическими лицами для личного пользования либо помещенных под таможенную процедуру таможенного транзита и перевозимых в третьи страны, при условии подлинности ветеринарных и фитосанитарных сопроводительных документов, соответствия их грузу, а также наличия у государственных контролирующих органов достаточных оснований полагать, что доставка товаров будет завершена в месте, расположенном за пределами территории Российской Федерации, в соответствии с условиями помещения товаров под таможенную процедуру таможенного транзита».

Таким образом, фактически установлена одновременно санкционная и превентивная мера в отношении предпринимателей, осуществляющих ввоз продукции в обход санкционных запретов.

Замысел принятого решения очень легко понять, восстановив примерную модель экономического поведения после введения санкций: запреты появились, а продукты не исчезли. Многие из них поменяли маркировку страны-изготовителя, почти все продукты подорожали, вполне возможно, что далеко не всегда из‑за изменения валютных курсов. В народе уже ходят «бородатые» анекдоты про устрицы из Белоруссии и выросший импорт продуктов из Сербии и Македонии. В ресторанах можно встретить блюда под названием «запрещенка».

Неэффективность санкций стала практически очевидной. Получается, что помимо раздражения отдельных слоев населения, фактически лишенных любимых продуктов либо вынужденных платить за них или их аналоги больше, перестал действовать и сам механизм экономического воздействия российских «антисанкций».

 

Производители из стран, включенных Россией в санкционный список, не ушли с российского рынка, лишь увеличилась цепочка посредников, цена товара на полках магазинов и размер теневой инфраструктуры, обслуживающей эти процессы. Все это оплачивается российскими потребителями — то есть нами.

 

Иными словами, все негативные эффекты возникают опять же в России, при этом смягчается санкционный характер предпринятых действий.

В этой связи принятие указа как нельзя более актуально. В политическом смысле он демонстрирует решимость президента действовать в выбранном направлении. В экономическом смысле он лишает предпринимателей любой возможности вернуть вложенные в товар деньги помимо предусмотренной законодательством ответственности. Экономическая эффективность выполнения решения будет сильно зависеть от неотвратимости этой меры и контроля за ее реализацией.

Следует отметить, что практика уничтожения запрещенных к ввозу или обороту товаров для России не нова — таким образом поступают, например, с контрафактными лекарствами, запрещенными к ввозу орудиями рыбной ловли и т.п.

В соцсетях и СМИ в связи с этим обсуждались альтернативные способы использования запрещенных товаров: отправить их в качестве гуманитарной помощи в ДНР, раздать неимущим. Оставляя за скобками частичную нецелесообразность таких решений по чисто потребительским свойствам указанных товаров (вряд ли французские элитные сыры могут сильно порадовать неимущих), обратим внимание лишь на то, что подобный способ обращения с санкционными товарами генерирует больше риска обхода соответствующего запрета. Ведь нужно будет дополнительно контролировать, сколько изъятого товара было реально распределено по получателям, а не переупаковано на ближайшем складе и опять пущено в оборот.

 

Позиция государства должна быть твердой — незаконно ввезенный товар уничтожается, все расходы возлагаются на предпринимателя.

 

Расчет риска заставляет предпринимателя действовать законным образом. Общество не несет дополнительных издержек. Решение рационально и эффективно (по крайней мере — по замыслу).

Но всегда есть попытки включить эмоциональный компонент, затрагивающий тонкие материи: сострадание, помощь нуждающимся и т.п. Важно отделять зерна от плевел, то есть попытки говорить о серьезных вещах — от попыток манипулировать сознанием при помощи эмоций. Здесь такая же история: этих товаров в России быть не должно. Поэтому на законных условиях они не могут попасть к нуждающимся. Смысл благотворительности и помощи нуждающимся — не только материальный, но и духовный. Это должно делаться добровольно и осознанно. Поэтому гуманитарная помощь должна оплачиваться из законных источников. Попытки спекулировать на этих вопросах нужно изучать. Вполне возможно, пристальный анализ позволит выявить интересные факты — от популизма до лоббизма.

Кстати, с уничтожением, например, контрафактных лекарств точно такая же история, но по этому поводу уже никто не спорит — тема уже не столь горячая в информационном плане.

 
JoomShaper