Goto Top
  • Кризисное обществоведение, лекция 7: отход от рациональности

    24 ноября 2014

    Теперь от нас зависит, сможем ли мы опрокинуть политический балаган, который очаровал нас схваткой «Призрака коммунизма с Призраком капитализма». Если вернемся к здравому смыслу и вновь начнем говорить на языке интересов, то и друг друга поймем, и ценности вновь обретут жизнь.

  • Кризисное обществоведение, лекция 6: механистический идеализм элиты

    15 сентября 2014

    Итак, 93% работников не могут жить, как жили до приватизации. Они вынуждены искать сомнительные, часто преступные источники дохода. Но социолог утверждает, что приватизация не повлияла на экономическое поведение. Где же логика? Свидетельства глубокого реформирования перед глазами у людей. Но сама мысль о том, что реформа может иметь неблагоприятные последствия, отметается: нет, реформа является благом по определению, и если люди никакого блага не наблюдают, это означает, что «реформа вроде бы не идет».

  • Кризисное обществоведение, лекция 5: сдвиг к аутистическому мышлению

    6 сентября 2014

    В 1980-е годы в нашем обществоведении обнаружился сдвиг к аутистическому мышлению. Аутистическое мышление — это не «бредовый хаос», не случайное нагромождение фантазий. Оно связано, но тенденциозно: в нем всегда доминирует тот или иной образ, а все, что ему противоречит, — подавляется. Взять такие символы, как рынок или демократия. У массы людей идеологи создали внутренне противоречивые представления об этих понятиях, несовместимые ни с реальностью тех обществ, откуда они были взяты, ни с нашей реальностью.

  • Кризисное обществоведение, лекция 4: почему мы не знаем общество, в котором живем?

    20 августа 2014

    Советское общество быстро менялось и усложнялось, эти процессы надо было быстро изучать, находить новые социальные формы, чтобы снизить издержки трансформации. Но обществоведение методологически не было готово к решению этих задач, и страна скользила к обширному кризису, который превратился в системный. Обществоведение не было готово проблематизировать реальность и нарабатывать жесткое «инженерное» знание. Попытки противостоять кризису не подкреплялись социальными технологиями, основанными на знании научного типа. Ненаучность — «родовая» проблема российского обществоведения.

  • Кризисное обществоведение, лекция 3: Россия накануне революции

    13 августа 2014

    В начале XX века несостоятельными оказались представления о российском обществе и у власти, в частности, вера царя в крестьянский монархизм, которая в существенной мере предопределяла неадекватность всей его политической доктрины, и у сил оппозиции. Методологическая слабость российского обществоведения во многом предопределила невозможность общества и власти осваивать в режиме реального времени смысл цивилизационных проектов, которые тогда «конкурировали» на общественной сцене России. Усваивался только верхушечный политический смысл. Так дело довели до революции — во многом из-за недостатка знания о самих себе

  • Кризисное обществоведение, лекция 2: появление научного знания об обществе

    28 июля 2014

    Когда в ходе революций XVII века в Западной Европе возникло новое общество, оказалось, что прежние способы господства и управления стали неадекватными новой социальной структуре и культуре. В ранних обществах главные угрозы порождались природными катаклизмами, в Новое время главные угрозы стали порождаться самим обществом. Предвидение и преодоление этих угроз требовало управления, основанного на знании научного типа. Так и возникло обществоведение — не опытное, а научное. Однако та культурная почва, на которой возникло современное обществоведение, нарастала и культивировалось на Западе очень долго. И на Востоке — та же самая картина. А вот в России той предыстории, которая была у Запада и у Востока, нет, а из нее многое вытекает.

  • Кризисное обществоведение. Вводная лекция

    14 июля 2014

    Один из важных факторов краха СССР и глубокого кризиса России — слабость рационального обществоведения. Проблема фундаментальна: ядро знания об индустриальном обществе должно быть рациональным. Советское же обществоведение методологически было ближе к натурфилософии, чем к науке. Оно не смогло предвидеть катастрофического системного кризиса конца ХХ века. Постсоветское обществоведение находится в еще худшем состоянии, уже не претендуя на объяснение реальности. Создание нового отечественного обществоведения — императив для России. В вводной лекции Сергей Кара-Мурза рассказывает о том, почему гуманитарная интеллигенция не смогла увидеть последствий, к которым явно и неизбежно вела перестройка.

    JoomShaper