Goto Top


Обществознание, урок 9-й: сфера услуг и дух коммерции

19 мая 2014

 

Продолжаем вместе с Сергеем Кара-Мурзой читать школьный учебник по обществознанию. Напомним, во время одного из семинаров Центра, посвященного кризису обществоведения в постсоветской России, кто-то заметил, что стоило бы подвергнуть критическому анализу школьные учебники обществознания: они пишутся более понятно и просто, чем труды академиков, их читает множество учителей и учеников, возникает, пусть неявно, какая-то дискуссия. Для начала это — хороший учебный материал.

«Я по семейным обстоятельствам внимательно изучил один учебник, и, кажется, могу начать этот экспериментальный проект. Очень не хочу обидеть авторов учебника — критиковать несравненно легче, чем самому писать такую книгу. Постараюсь выразиться ясно — и не сорваться в болото занудливых придирок.

В общем, сформулирую замечания к учебнику «Обществознание» (8-й класс общеобразовательных учреждений). Выпущен издательством «Просвещение» в 2012 году (3-е издание) под грифом Российской академии наук и Российской академии образования в серии «Академический школьный учебник». Рекомендован Министерством образования и науки Российской Федерации. Руководитель авторского коллектива Л. Н. Боголюбов, академик РАО».

                                                                                                                                                        Сергей Кара-Мурза



16. «Производство — основа экономики»

Сначала в этом параграфе авторы углубляются в историю, но странным и нелогичным способом: «Продукт превращался в товар при определенных исторических условиях. Сначала произошло хозяйственное обособление людей при изготовлении какого-либо продукта, затем появилась необходимость в обмене между производителями продукции результатами их труда. Так возникло товарное производство».

Почему изложение важного понятия производства начинается с очень недавнего явления — превращения продукта в товар? И зачем сразу напускается туман — «при определенных исторических условиях»? Ведь никакого объяснения сути этих исторических условий при этом не дается. Неужели авторы всерьез считают, что «необходимость в обмене между производителями продукции результатами их труда» породила «товарное производство»?

Товарное производство — это такой вид организации, при котором все продукты создаются для продажи на рынок. В нем обмен «между производителями продукции» производится посредством купли-продажи. Это записано даже в стандарте ГОСТ Р 51303-99: «Товар — любая вещь, не ограниченная в обороте, свободно отчуждаемая и переходящая от одного лица к другому по договору купли-продажи».

Но купля-продажа — сравнительно недавнее явление, а обмен продуктами возник много тысяч лет назад, при родовом строе, и существует поныне. Оглянитесь вокруг — ведь в любой семье, включая американскую, идет интенсивный «обмен результатами труда» как внутри семьи, так и с родственниками и знакомыми, и это — очень крупная часть экономики. И форм обмена довольно много: прямой продуктообмен, обмен продукта на услугу, безвозмездная взаимопомощь, обмен дарами.

Таким образом, производство и обмен продуктами существовали много тысяч лет до появления «товарного производства», и умолчать об этом — неприемлемая и даже необъяснимая деформация представления об историческом процессе развития общества.

Более того, еще сколько-то тысяч лет до производства основой экономики было изъятие материальных ресурсов жизнеобеспечения непосредственно из природной среды. Сначала это было собирательство и добыча (охотаи рыболовство). Очевидно, что это и сегодня составляет существенную часть экономики. Как можно было умолчать об этой «основе экономики»? Ведь через несколько страниц об этом вскользь сказано: «Современные отрасли экономики сформировались в результате длительного исторического процесса: от рыбной ловли и охоты в начале исторического пути человечества и до современного сельского хозяйства, многоотраслевой промышленности». И все! А ведь для многих сельских жителей современной России собирательство ягод, грибов и орехов вновь стало подспорьем их семейной экономики.

Но главное, едва ли не важнейшей основой экономики России сегодня является не производство, а именно добыча — добыча нефти, газа и угля. Разве это не надо объяснить школьникам?


Это тем более важно, что в ходе реформы произошел поворот в сознании, который выразился в языке. Раньше у нас четко разделялись понятия производство и добыча. В производстве человек создает новое, частицу мира культуры. При добыче человек изымает из природы то, что она создала без усилий его рук и ума. Поэтому говорилось «производство стали», но «добыча нефти». Теперь стали говорить «производство нефти». Важнейшее мировоззренческое различение было стерто. Инновационный и сырьевой тип экономики стали почти неразличимы. Это важный регресс культуры.

И вот вывод параграфа: «Постепенно массовое производство товаров на рынок становится предпосылкой развития капитализма и делает товарное производство наиболее прогрессивной формой организации экономической жизни общества».

Мне кажется, что первый тезис ошибочен: не могло возникнуть «массовое производство товаров на рынок» раньше капитализма, здесь телега поставлена впереди лошади. Никакая общественная организация до капитализма не имела внутреннего импульса для экспансии массового производства товаров. Именно возникновение капитализма создало для этого и мотивы, и условия.

Второй тезис («товарное производство есть наиболее прогрессивная форма организации экономической жизни общества») — это тупая идеологическая пропаганда, которой не место в учебнике для 8-го класса. Хотя бы сказали авторы, по какому критерию они оценивают организацию экономической жизни общества. Надо бы им пару лет побыть в шкуре безработного, а потом писать учебники. Они, похоже, не охватывают все стороны этой организации.

Неадекватность этой пропаганды выражается в том, что товарное производство само по себе не существует, это один из винтиков всей машины экономики. Говорить о «прогрессивности» этого отдельного винтика не приходится. Неужели 25 лет нашей жизни при «рынке» не показали этого?

Вообще, по учебнику разбросаны совершенно фантастические утверждения о рыночной экономике. Вот что говорится, о труде на частном предприятии: «С развитием рыночных отношений в обществе на смену общественному и коллективному труду приходит преимущественно частный индивидуальный труд. Значительная часть населения работает не на государственных предприятиях, а в организациях частного типа» (с. 164).

Что значит «индивидуальный труд», который пришел на смену «общественному и коллективному труду»? Как авторы представляют себе завод «частного типа» — там нет разделения труда, что и делает его коллективным? 

Вообще, многословные рассуждения о труде и безработице полны умолчаний. Не нашли авторы слов и логики, чтобы объяснить ученикам сложную и драматическую структуру производственных отношений в капиталистической экономике. Не нашли слов и логики — не надо было вообще трогать эту проблему, дали бы школьникам подрасти еще год-два.

Далее в параграфе идут рассуждения об услугах и делается такая странная вставка:

«Факты. Начало XXI в. характеризуется ускоренным развитием сферы услуг во всем мире. В Западной Европе в этой сфере сегодня работает около 2/3 трудоспособного населения. На услуги приходится примерно 50% всех расходов потребителей…

Сфера услуг превращается в главную сферу общественного производства, оказывающую существенное влияние на уровень экономического развития страны и благосостояние населения».

Это не отражает реальности. В условиях глобализации корпорации отправили промышленные предприятия в Китай, Индию и пр., (здесь пропущено подлежащее. Запад произвел обширную деиндустриализацию «развитых стран» и лишил массу работников их рабочих мест. Страны побогаче создали симулякры рабочих мест в сфере услуг, рассадили бывших рабочих и инженеров по магазинчикам и барам. В странах победнее безработица взлетела до 25% трудоспособного населения, среди молодежи — до 50%. Какое это оказало «существенное влияние на уровень экономического развития страны и благосостояние населения»? Социальное бедствие и одну из причин глубокого кризиса учебник представляет как благо! Что творится в этом министерстве образования?


17. Коротко затронем параграф «Предпринимательская деятельность»

Это — чисто идеологический раздел, апологетика фигуры капиталистического предпринимателя. О самой сути этой деятельности в других обществах и системах ничего не говорится, хотя великие предприятия создавались и действовали еще в древности без всякого рынка и стяжательства (например, в древнем Египте, Индии и Китае), а еще недавно — в СССР (такие, как С.П.Королев в космической области).

В тексте параграфа приведены цитаты с хвалой предпринимателям, включая цитаты из Адама Смита. Но это уже никуда не годится! Во-первых, предприниматели в Англии — совсем иной культурный тип, нежели, например, в России.

Представление предпринимателя как некоего универсального устройства — обман. В Англии предпринимательство формировалось на жесткой мировоззренческой основе — протестантской этике, а в Японии — на конфуцианской этике, совсем иной. А что в России? Почему об этом не сказано?


Во-вторых, Адам Смит предупреждал, что предприниматель — фигура антисоциальная, и он должен жестко контролироваться государством и обществом. Сам Адам Смит исходил из того, что либерализм отвергает «подлую максиму хозяев», которая гласит: «Все для нас и ничего для других».

Вот пара его суждений на эту тему в главном его труде:

— «К предложению об издании какого-либо нового закона или регулирующих правил, относящихся к торговле, которое исходит из этого класса, надо всегда относиться с величайшей осторожностью; его следует принимать только после продолжительного и всестороннего рассмотрения, с чрезвычайно тщательным, но и чрезвычайно подозрительным вниманием. Оно ведь исходит из того класса людей, интересы которых не совпадают с интересами общества, который обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение и даже угнетать его, который действительно во многих случаях и вводил его в заблуждение и угнетал».

— «Таковы недостатки духа коммерции. Умы людей сужаются и становятся более неспособными к возвышенным мыслям, образование записывается в разряд чего-то презренного или как минимум незначительного, а героический дух почти полностью сходит на нет. Исправление таких недостатков было бы целью, достойной самого серьезного внимания».

Национальная беда России как раз в том, что созданное в 1990-е годы сословие частных предпринимателей не было сразу зажато в рамки жесткой этики и закона — оно формировалось в обстановке этического нигилизма.


Философ К.А.Свасьян пишет (2012): «После наспех проведенной перестройки… началась пересадка: диковинный эксперимент социал-мичуринцев, вознамерившихся скрестить хоругвь с либертарианством и выращивать протестантские культуры на православном камне веры. Эти начитавшиеся в свое время Макса Вебера шестидесятники ухитрились упустить из виду очевидное: чтобы капитализм возникал из духа аскетической этики, а не из разбоя вчерашних комсомольских выскочек, выскочивших вдруг из своих закрытых партийных кормушек в «закрома родины», потребовалась бы, как минимум, религиозная реформация с заменой православия трансплантатом кальвинизма».

Сергей Кара-Мурза

Продолжение: урок 10-й

JoomShaper