Goto Top

Публикации

  • Угрозы для России, лекция 3: дезинтеграция общества

    14 октября 2014

    Обыденное представление об обществе проникнуто эссенциализмом: мы думаем о нем как о вещи, существующей всегда. Это представление пришло с механицизмом Просвещения и укрепилось в советское время истматом. Но современная наука рассматривает общество как сложную систему, которую надо конструировать и непрерывно обновлять. Функция государства — обеспечить воспроизводство общества, а если оно утратило системную целостность, снова «собрать» его на обновленной и прочной матрице. Как дела в постсоветской России? С точки зрения социологии, главным следствием реформы 1990-х годов стала дезинтеграция общества. Тойнби писал, что в таком состоянии общество ведет войну «против самого себя».

  • Лекции по политологии. 2. Понятие власти

    7 октября 2014

    Власть лежит в основании и государства, и политики, и управления. Можно сказать, что государство — это носитель политической власти. Однако политическая власть — не единственный тип власти. Рядом с ней — и зачастую в противовес ей — существует множество других источников и форм власти и авторитета. Эти виды власти часто недооцениваются и политиками, и гражданами, что приводит к деформации представлений о политической реальности. А по мнению Мишеля Фуко, в настоящее время главными стали вопросы о «неявной», «невидимой» власти, о мельчайших силах власти и о рассредоточенных системах господства.

  • Угрозы для России, лекция 2: демонтаж народа

    2 октября 2014

    Одним из губительных дефектов нашего общественного сознания стала убежденность, будто народы возникают и развиваются естественным образом, по законам природы — подобно появлению новых видов животных. И будто раз возникнув, народ не может пропасть.

    Это ошибка. Идея разборки и создания  народов непривычна. Но на деле все сообщества людей складываются в ходе их сознательной деятельности, они проектируются и конструируются. Народы — это явления культуры, а не природы. Как любая большая система, народ может или развиваться и обновляться, или деградировать. Стоять на месте он не может, застой означает распад соединяющих его связей.

  • Лекции по политологии. Вводная лекция: Что изучают и что будут изучать политологи России

    Центр изучения кризисного общества, Владимир Якунин, Сергей Кара-Мурза, Александр Вершинин, Антон Каменский
    29 сентября 2014

    В новом курсе политологии необходимо четко определить, что изучает политология, и не смешивать ее с политикой. Далее, нужно преодолеть неявную установку высшего образования на подготовку политологов не как исследователей политической системы, а как специалистов, обслуживающих власть и корпорации (или партии, ставшие корпорациями). Наконец, система образования политологов должна обратиться к реальности России в данный исторический момент. 

  • Современные вызовы и угрозы для России, лекция 1: распознать угрозы

    23 сентября 2014

    Кризис — это особый тип бытия, его можно уподобить болезни человека. Попробуем представить кризис современной России как систему угроз. И поговорим о тех угрозах, которые составляют ядро системы опасностей для страны в нынешней фазе кризиса. На всех уровнях общества, от Кремля до бобыля, всегда имеется «карта угроз», каким-то образом выраженная. Чем сложнее общество и окружающий мир, тем многомернее должна быть эта карта. Составление такой «карты угроз» — это важная операция. Она помогает представить хаотическое нагромождение рисков как систему, увидеть в ней причинно-следственные связи.

  • Кризисное обществоведение, лекция 6: механистический идеализм элиты

    15 сентября 2014

    Итак, 93% работников не могут жить, как жили до приватизации. Они вынуждены искать сомнительные, часто преступные источники дохода. Но социолог утверждает, что приватизация не повлияла на экономическое поведение. Где же логика? Свидетельства глубокого реформирования перед глазами у людей. Но сама мысль о том, что реформа может иметь неблагоприятные последствия, отметается: нет, реформа является благом по определению, и если люди никакого блага не наблюдают, это означает, что «реформа вроде бы не идет».

  • Кризисное обществоведение, лекция 5: сдвиг к аутистическому мышлению

    6 сентября 2014

    В 1980-е годы в нашем обществоведении обнаружился сдвиг к аутистическому мышлению. Аутистическое мышление — это не «бредовый хаос», не случайное нагромождение фантазий. Оно связано, но тенденциозно: в нем всегда доминирует тот или иной образ, а все, что ему противоречит, — подавляется. Взять такие символы, как рынок или демократия. У массы людей идеологи создали внутренне противоречивые представления об этих понятиях, несовместимые ни с реальностью тех обществ, откуда они были взяты, ни с нашей реальностью.

  • Кризисное обществоведение, лекция 4: почему мы не знаем общество, в котором живем?

    20 августа 2014

    Советское общество быстро менялось и усложнялось, эти процессы надо было быстро изучать, находить новые социальные формы, чтобы снизить издержки трансформации. Но обществоведение методологически не было готово к решению этих задач, и страна скользила к обширному кризису, который превратился в системный. Обществоведение не было готово проблематизировать реальность и нарабатывать жесткое «инженерное» знание. Попытки противостоять кризису не подкреплялись социальными технологиями, основанными на знании научного типа. Ненаучность — «родовая» проблема российского обществоведения.

  • Кризисное обществоведение, лекция 3: Россия накануне революции

    13 августа 2014

    В начале XX века несостоятельными оказались представления о российском обществе и у власти, в частности, вера царя в крестьянский монархизм, которая в существенной мере предопределяла неадекватность всей его политической доктрины, и у сил оппозиции. Методологическая слабость российского обществоведения во многом предопределила невозможность общества и власти осваивать в режиме реального времени смысл цивилизационных проектов, которые тогда «конкурировали» на общественной сцене России. Усваивался только верхушечный политический смысл. Так дело довели до революции — во многом из-за недостатка знания о самих себе

  • Кризисное обществоведение, лекция 2: появление научного знания об обществе

    28 июля 2014

    Когда в ходе революций XVII века в Западной Европе возникло новое общество, оказалось, что прежние способы господства и управления стали неадекватными новой социальной структуре и культуре. В ранних обществах главные угрозы порождались природными катаклизмами, в Новое время главные угрозы стали порождаться самим обществом. Предвидение и преодоление этих угроз требовало управления, основанного на знании научного типа. Так и возникло обществоведение — не опытное, а научное. Однако та культурная почва, на которой возникло современное обществоведение, нарастала и культивировалось на Западе очень долго. И на Востоке — та же самая картина. А вот в России той предыстории, которая была у Запада и у Востока, нет, а из нее многое вытекает.

  • Обречена ли Россия быть колхозной?

    28 января 2015

    Разница колоссальная — на пороге ХIХ века урожай в России в четыре раза ниже, чем в Западной Европе. Надо вдуматься и понять, что эта разница, из которой и складывалось «собственное» богатство Запада (то есть полученное не в колониях, а на своей земле), накапливалась год за годом в течение тысячи лет. Величина этого преимущества с трудом поддается измерению.

  • Опыт Кровавого воскресенья

    14 января 2015

    Девятое января — символическая годовщина Кровавого воскресенья. Хоть календарь другой. Странная история. Принятие царским правительством решения о расстреле мирной демонстрации рабочих — одна из загадочных страниц 1904–1905 гг. Трудно восстановить логику рассуждений, которые привели к этому необычному для российского государства решению, имевшему катастрофические последствия. Дело даже не в масштабе насилия, а в бессистемности и неадекватности решений. Эта тема для нас очень актуальна.

  • Российская наука: что делать?

    8 декабря 2014

    Научная политика государства должна стать активной. Такой политики пока нет, и именно здесь — центр тяжести проблемы, а не в оперативном административном управлении. Именно отсутствие стратегической государственной доктрины научной политики заставляют научные коллективы держаться за старые формы как за соломинку. Статус-кво дает хотя бы иллюзию стабильности и надежду выиграть время для вызревания реалистичной программы развития.

  • Политизированная этничность: кризисное самосознание Украины

    3 декабря 2014

    Коллективная историческая память, соединяющая этническую общность, хранит всякие «отпечатки прошлого». Какие из них выводить на передний план, а какие уводить в тень или предавать забвению, зависит от целей тех групп, которые в данный момент конструируют или демонтируют этническое сознание. Это — предмет политической борьбы. Для формирования новой этнической солидарности украинцев «конструкторы» выбрали типичный прием этнонационализма — соединение людей памятью о преступлениях «колонизаторов» — «москалей».

  • Есть ли основания трактовать кризис на Украине как фашизм?

    28 ноября 2014

    В российских СМИ и в блогах нынешний режим Украины и активную провластную часть общества часто называют фашистскими. Дать явлению ошибочное имя — значит создать ошибочный образ системы, а это чревато важными ошибками в анализе и при принятии решений. Есть ли фашизм на Украине? На наш взгляд, социокультурные процессы на Украине не обладают признаками, необходимыми для их квалификации как фашизма. Скорее, мы видим некоторые атрибуты и символы фашизма, которые при отсутствии системообразующих признаков говорят об инсценировке и имитации этого явления, внушающего ужас и обладающего мощным потенциалом консолидации адептов.

  • Концепция нового налога на жилье: методологические соображения

    3 октября 2014

    Сложилось ли в России, как общая норма, отношение к жилью как товару? Исторически нет. Подавляющее большинство населения жило в домах, составлявших часть натурального хозяйства, а не рыночной экономики. Дом не рассматривался как товар, покинуть его или продать заставляли повороты судьбы, что чаще всего было драмой. Тогда как жилищный фонд на Западе реально является частью рыночной экономики.

  • Критические проблемы России, к которым неизвестно как подобраться

    24 сентября 2014

    Вебер, изучая состояние России в период революции 1905 года, ввел понятие «историческая ловушка» (иногда ее называют «экзистенциальной»). Это система противоречий, принимающая характер порочного круга, когда любое его раскрытие чревато катастрофой и приводит к катастрофе (в частности, революции). Наш первый тезис: Россия снова втягивается в новую «экзистенциальную» ловушку — как перед революциями начала и конца ХХ века. «Великая капиталистическая революция» конца ХХ века оказалась для большинства системообразующих общественных институтов России «революцией регресса». За 25 лет это и создало новые порочные круги, которые к настоящему моменту складываются в историческую ловушку.

  • Производительность растет, производство падает: как же так?

    Сергей Кара-Мурза, Александр Гражданкин
    2 сентября 2014

    Как же так: во время реформы производительность труда выросла при общем регрессе промышленного производства (по большинству ключевых показателей: инвестиции, расход энергии, выпуск продукции, подготовка кадров, освоение высоких технологий)? И почему этот важный критерий оценки реформ нигде не фигурирует в качестве достижения последних лет? Напротив, реформаторы сетуют, что производительность низкая и растет медленнее зарплат. 

  • Риски изменения общественных и политических институтов

    Центр изучения кризисного общества
    23 июля 2014

    Для существования народа необходим баланс между устойчивостью и подвижностью систем его жизнеустройства. Не допускать опасного нарушения этого соотношения — важная обязанность государства. Непосредственная опасность гибели возникает вследствие избыточной подвижности, которая нередко появляется после периода застоя.

  • Проблемы культурной политики России

    3 июля 2014

    Сергей Кара-Мурза: «Главные агенты нашего кризиса культуры — политическая власть и гуманитарная интеллигенция. Непосредственная угроза — углубляющийся ценностный раскол, выход из которого «сильное» меньшинство (элита) ищет в социальном и культурном апартеиде. При этом элита в культурном и ценностном плане маргинальна и агрессивна в отношении большинства».

JoomShaper